Главная Премия Hugo Премия Nebula Премия Locus Хронология В живых уж нет..

Hugo - 1954 (retrospective)
Скачать книгу N/A
451° по Фаренгейту, Бредбери Рэй
Farenheit 451, Ray Bradbury
   

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ИДЕИ

Технологии или явления, предложенные автором, которых не существовало
в реальной жизни на момент написания произведения:


Вещество, при приеме внутрь, временно изменяющее запах тела и некоторые внутренние процессы метаболизма, чтобы сбить со следу полицейских собак
Автомобиль-вертолет
Замок, открывающийся на отпечаток пальца хозяина ® Сбылось
Пневматический поезд (на воздушной подушке) ® Сбылось
КПК ® Сбылось
Механический охотник — 8-ногая собака, снабженная ядовитыми клыками
Плеер ® Сбылось
Отрыгиватель — был изобретен в романе для предотвращения увеличения смертельных исходов, связанных с употребление доступных транквилизаторов
Саламандры — пожарные машины, устранявшие пожар методом встречного поджога, использовали керосин
Персональный информатор — ушная затычка, передававшая все новости СМИ ® Сбылось
Компактный ушной передатчик (выполнял функции советчика и помощника) ® Сбылось
Вертолетный мусоросжигатель
РЕЦЕНЗИЯ

Сжигать в пепел, затем сжечь даже пепел.
Таков наш профессиональный девиз.
Р. Брэдбери.

Чего-чего, а любви к книгам и зачарованности чужими текстами, у Брэдбери не отнять. И «451° по Фаренгейту» можно смело назвать апофеозом этой любви. Сколько здесь цитат, имен, ссылок! Свифт и Шекспир, Пиранделло и Данте Алигьери, Эсхил и Аристофан. К тому же это одна из немногих книг о книгах! И не удивительно, что факт о том, что роман сей написан в библиотеке, среди стеллажей и ветхих страниц, принимается как должное. Где, как ни в библиотеке, могло родиться подобное повествование?

Итак, одно из наиболее известных произведений Брэдбери, стоящее в творчестве автора на одной ступени с «Марсианскими хрониками» и «Вином из одуванчиков». Произведение, удостоившееся экранизации и выдержавшее, с легкой руки автора, в 1980 г. превращение в двухактную пьесу и некоторое изменение сюжета. Произведение, классифицируемое как антиутопия. Роман-предупреждение (впрочем, как и все антиутопии), наполненный грустью, тоской и легким недоверием к чрезмерному прогрессу.

С чего следует начать? Обрисую, для тех, кто не читал, вначале общую картину созданного Брэдбери будущего. А тем, кто читал да забыл, будет полезно вспомнить.
Неотдаленное будущее. Несгораемые дома. Духовно вырождающееся человечество, превращающееся в бездумно поглощающие удовольствия и веселье машины. Брутальные нормы и извращенные до абсурда законы. Запрет на книги. Пожарники, сжигающие их. Короче говоря, перефразировав один из рассказов Брэдбери — не лучший из возможных миров. Правда, читая позже «1984» Оруэлла, понял я, что может быть и похуже. Но все равно, не хотелось бы родиться в мирке подобном этому.

Но Гай Монтэг, главный герой произведения, родился. И стал пожарником. Тем, кто «стоит на страже спокойствия человечества». «Сжигать в пепел…» — вот девиз Монтэга. Точно такой же, как у его товарищей по ремеслу. Точно такой же, как у его отца и деда, по чьим стопам он пошел. И ему нравится этот девиз, эта работа. Кажется, он не сомневается в том, что делает, как не сомневается и в окружающем его мире. Не сомневается до тех пор, пока однажды, роковая, а быть может наоборот счастливая, встреча не меняет его… Это завязка романа.

Ну, в принципе, следуя логике, тут следует сравнить Монтэга прежнего и Монтэга нынешнего. Монтэг прежний, на первый взгляд, мало чем отличается от других пожарников, своих коллег. То же удовольствие сжигать, такое же отношение к окружающему, он так же «борется за счастье и спокойствие», даже внешность схожая: синеватые щеки, словно выпачканные золой, угольно-черные волосы и черные как сажа брови, неестественный румянец, воспаленные глаза. Но ведь что-то заставило его выслушать Клариссу, что-то ожило в нем после встречи с ней. Конечно, чудеса порой бывают, но я не склонен думать, что одна, ну пусть даже несколько встреч может категорически изменить мироощущение человека. Тем более, закостенелое и пустое мироощущение, какое присуще большинству (кроме кучки так называемых «сумасшедших») людей в этом романе. Нет, мне кажется, что для этого должно быть заложено что-то изначально, глубоко в душе.

Так или иначе, на смену прилежному пожарнику приходит вначале пожарник недоуменный, пытающийся разобраться в существующем миропорядке, а затем и вовсе — бунтарь. Подлинный взгляд на мир складывается для него из кусочков: встреча с Клариссой, знакомство с Фабером, самосожжение женщины, не желающей расставаться со своими книгами, отравление жены снотворным и многого другого. Открывающаяся ему картина пугает. Монтэг понимает, что общество, в котором он живет, нельзя назвать идеальным, хотя всего несколько недель назад он считал обратное и был вполне доволен. Он понимает это, и всеми силами пытается исправить.

Монтэг начинает видеть в своей жене, в ее подругах, в сотрудниках, да и просто в окружающих внутреннюю пустоту. Все, чем они мотивируются, так это удовлетворением самых простых своих желаний. Хочется веселья? Пожалуйста: они отуплено смотрят телевизионные стены, учувствуют в бессмысленных телепостановках, мчатся с бешеной скоростью на автомобиле, слушают беспрестанно радио, идут в парки увеселений, где так же бездумно проводят время. Хочется спустить свой гнев? Тоже пожалуйста: дети убивают друг друга, машины сбивают редких пешеходов, пожарные подкидывают механическому псу цыплят для уничтожения (подумаешь, на первый взгляд — цыпленок, но все-таки, все-таки…). И все это безнаказанно. Всем наплевать на всех. Они заняты только лишь собой. Для других у них нет времени. Другие им безразличны: никто ни для кого, и каждый для себя.

Законы и устои же только способствуют этому. Книги, источник знаний, морали, запрещены, как вызывающие волнение, как наполненные противоречиями и абсурдом, а те что оставлены, сжаты до «пересказа пересказа», если не больше. Самое крупное произведение теперь занимает всего лишь абзац в сборнике. Да даже, если бы книги и не упразднили, думаю, что времени в новом обществе на них бы и не осталось. Слишком нудно и долго, по их меркам, читать книги. Больше динамики! Больше скорости! Больше веселья! Вот, пожалуй, каким девизам следует теперь человечество.

Обществом регулируют абсурдные законы, вроде запрета передвижения пешком и езды со скоростью ниже 40 км/ч. Под их влиянием, да и как мне кажется, с большой толикой инициативы, если только это слово применимо к ним, люди у Брэдбери перестают видеть и ощущать окружающий мир, очистившись от всего «ненужного». Они теперь не любуются закатом, не говорят друг с другом, не гуляют под дождем и не делают других «глупостей»- все это перестает быть для них интересно.

Любой, кто не замкнут в искусственных рамках «норм», кто еще не утратил подлинного интереса к жизни, почитается за сумасшедшего. Нет, слава богу, их не хватают и не сажают в тюрьму как в романе «1984». Но все-таки, слежка за подобными людьми есть: сильные мира того боятся, не натворили бы «сумасшедшие» чего неподобающего или сомнительного. Они считаются опасными для «счастья» окружающих.

Невольно задаешься вопросом: не к этому ли придет человек, если будет и дальше пытаться по максимуму удовлетворять свои личные прихоти, не заботясь почти ни о чем, кроме себя? Если мы все более будем игнорировать окружающих и окружающее? Вот такая вот безрадостная картина. И самое страшное в ней, что отрезвить людей этих невозможно. Нельзя открыть им глаза. Состояние человечества добровольно, и оно не хочет менять его. Существующий уклад для него — совершенство, или же что-то весьма близкое. Все попытки Монтэга исправить его обречены будут на неудачу.

На фоне этой безликой толпы выделяется брандмейстер Битти. Его, на мой взгляд, отметить надо особо. Что интересно, он не просто еще один рядовой член этого общества, пусть даже и пожарник. Он умен и рассудителен. Он, в отличие от многих других, понимает, что и как в стране. Он знает, как страна пришла к этому. И принимает это. Он помнит многие тысячи строчек и отрывков из многих тысяч книг. Но, не старается сохранить это для потомков, для великой цели нравственного возрождения человечества, как поступили «люди-книги», которых повстречал, в конце концов, Монтэг. Хоть и сохранил он строчки эти, они ему не нужны. Он не видит в них смысла, только абсурд, путаницу и противоречия. Или же видит? Или же, напротив, где-то внутри его души так же притаилось сомнение? Что значит его желание умереть, которое видит Монтэг? К сожалению, остается лишь гадать. Брэдбери так и не дает четкого ответа на эти вопросы. Но, несомненно, брандмейстер Битти весьма неоднозначная фигура.

Многих еще можно вспомнить: профессор Фабер — осколок прошлого, желающий, как и Монтэг, вернуть все на круги своя, человек, помогающий Гаю в его начинаниях, опасаясь тем не менее играть в открытую. Милдред, жена главного героя, в лице которой представлены тысячи таких же, как она сама. Кларисса, девушка, подтолкнувшая Монтега к осмыслению происходящего. «Люди-книги», несущие в своей памяти уничтоженные произведения. Женщина, сгоревшая в знак протеста вместе со своими книгами…

Но что же хотел сказать своим романом Брэдбери? От чего предупреждал? От сожжения книг? Навряд ли, на мой взгляд, преследование книг — лишь верхушка айсберга. Проблема — в духовной пустоте, о которой я уже устал писать. В бессмысленности существования (о котором я тоже уже говорил). В ловушке, в которую добровольно вогнало себя человечество. В безнадежности попыток исправить сложившееся положение: Монтэг убедился в этом.

Хотя, нет! Надежда есть, но в чем она? В войне! В уничтожение миллионов, для того чтобы сотни выживших смогли пробудиться! Стоит ли оно того? Можно ли пожертвовать большинством для счастья оставшихся? Потрясения могут отрезвить человечество, и как знать, быть может, такая высокая цена лучше медленного отмирания? Да и поймут ли люди, что умирают? Или же, наоборот, на самом пороге смерти правда откроется и им?
Но право, что гадать. «451° по Фаренгейту» ясно показывает: на возможных путях развития человечества, может возникнуть момент, когда плата за выход из тупика окажется слишком велика. И не обязательно тупик этот будет в точности такой, как в романе. Необходимо не допустить этого. Не допустить того, о чем предупреждает автор. Вот моя точка зрения на суть романа.

Ну, теперь, о художественной составляющей романа. Как всегда, немного. Все произведение построено на внутренних переживаниях главного героя. Мы видим описываемый мир через его переживания, его мысли. Видим изменения, происходящие с ним: сомнение, недоумение, протест, вначале внутренний, но постепенно прорывающийся наружу. Очень много цитат, как я уже говорил, и это создает своеобразный антураж. Язык, которым написано произведение, весьма типичен для Брэдбери: все те же занятные эпитеты, внутренние монологи, необычные построения текста. Но, пожалуй, если спросить меня, то я не вспомню ни одного его произведения, написанного по-другому. Такой уж у него стиль.

Тем не менее, в романе много, на мой взгляд, нелогичности. Вот, к примеру, если все дома стали несгораемыми, то как же пожарным удается поджигать и книги, и дома? Да и сами люди показались мне уж ОЧЕНЬ гротескны, кое-где даже до абсурда. Понимаю, все это необходимо для усиления впечатления и атмосферы, но все-таки… Что говорить, ровно, как и соответствующий стиль, некоторая нелогичность для Брэдбери характерна. Будем смотреть правде в глаза.

Резюме: На мой взгляд, читать стоит, хотя бы из любопытства. Мне, как любителю антиутопий и Брэдбери, ну очень понравилось. Довольно добротное произведение. Общее впечатление — 10 из 10. Прекрасное произведение. Логика, правда, на мой взгляд, немного подкачала, но если судить по шкале произведений Брэдбери, то где-то отметка 8 из 10. За увлекательность — высший балл. Прочитал прямо таки без отрыва. Оригинальность — весьма недурна. Но при этом присутствуют почти все характерные черты антиутопии: беспросветное будущее, главный герой, бросающий вызов, в данном случае, общественному строю, не ободряющий конец, но надо признать с лучиком надежды. Юмора, само собой, нет.

by Bolverk

Библиография писателя на FantLab.ru



© 2003-2007 OutZone | Разработка сайта: SeaBreeze | 2004 г. |
Клаcсифaйды: