Главная Премия Hugo Премия Nebula Премия Locus Хронология В живых уж нет..

Hugo - 1946 (retrospective)
Скачать книгу N/A
Мул (вторая часть Основания и Империи), Азимов Айзек
The Mule (also Part II of Foundation and Empire), Isaac Asimov
    Увы, писатель нас покинул...

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ИДЕИ

Технологии или явления, предложенные автором, которых не существовало
в реальной жизни на момент написания произведения:


Атомные наручные часы ® Сбылось
Урна-аннигилятор
Депрессор атомного поля, подавляющий атомные реакции. Атомное оружие меняет свою природу и делается бесполезным.
Визи сонор — музыкальный инструмент, игра на котором вызывала у слушателей различные видения
РЕЦЕНЗИЯ

ОСНОВАТЕЛЬНЫЙ АЙЗЕК

На пороге нового тысячелетия общество неожиданно вспомнило о знаменитом азимовском цикле «Основание». Для начала, под конец XX века, было объявлено, что кинокомпания «Fox» приобрела опцион на экранизацию базовой трилогии цикла, в которую входят: собственно «Основание», «Основание и Империя» и «Второе Основание». Режиссером фильма станет Шекхар Капур. Проект развивается довольно медленно, но говорится о нем как о деле вполне решенном. Подобный интерес современных кинематографистов к произведениям более чем полувековой давности в очередной раз подтверждает значимость и неуменьшающуюся актуальность цикла для американцев.

Вторая книга базовой трилогии — «Основание и Империя» — своеобразный фронтир, разделяющий весь цикл на неравные части. С одной стороны стоит первая книга — «Основание», так ошеломившая общество в начале сороковых, с другой — третья часть трилогии «Второе Основание» и все остальные примыкающие к циклу произведения. Чтобы понять, почему так происходит, надо попробовать попристальней вглядеться в историю написания этих книг и в биографию самого автора.

Айзек Азимов (Исаак Азимов) родился в 1920 году в селе Петровичи, что на юге Смоленской области. Вспомним то время. Одна империя — Российская — только что рухнула, оказавшись колоссом на глиняных ногах, а к строительству следующей империи — Советского Союза — большевики еще только планировали приступить. В 1923 году Иуда и Анна, родители будущего фантаста, эмигрировали в США, захватив с собой Айзека и его младшую сестру. Семья обосновалась в Бруклине, где отец в 1926 году купил кондитерскую лавку. Религиозному воспитанию в семье уделяли мало времени, и Айзек рано стал атеистом — чего он никогда не скрывал. Особенно ярко его атеистическая позиция проявляется в романах о последователях Хэри Сэлдона. Вспомним, как в одной из новелл первой книги в качестве религии навязывалась наука. В 1928 году отец Азимова добился натурализации, и Айзек соответственно также стал гражданином США.

Тяга к наукам проявилась у мальчика рано — в школе он перескакивал через классы (закончив ее в возрасте 15 лет), читал книги в огромных количествах, даже несмотря на то, что приходилось часами помогать отцу в лавке. В результате наука для Айзека стала почти религией, а в роли одного из пророков такой религии выступала научная фантастика. В 18 лет, будучи уже слушателем Колумбийского университета, Азимов пытается публиковать свои первые научно-фантастические рассказы. В его любимом журнале Astounding Science Fiction ему постоянно даст от ворот поворот знаменитый в будущем редактор Джон Кэмпбелл-младший, но даже несмотря на то, что один из отвергнутых рассказов все-таки публикует журнал Amazing Stories, Азимов не сдается и продолжает попытки опубликоваться у Кэмпбелла. После десятка «завернутых» опусов молодой писатель наконец утверждается на страницах любимого журнала и с какого-то момента становится постоянным автором. В начале сороковых его рассказы отличаются твердой научностью, порой переходящей в почти инженерный прагматизм, однако чувствуется, что философские и социальные проблемы все больше волнуют писателя, и первые шаги к написанию трилогии сделаны. Особенно стремление к прогностике будущего стало явным, когда молодой человек примкнул к группе «футурианцев». Участие в дискуссиях группы стало основанием появления «Основания». Еще одной причиной идеи о психоистории стали политические взгляды Кэмпбелла — «он был немного правее Чингисхана», не верил в равенство людей и терпеть не мог инопланетян в фантастике. Поэтому Азимов старался обходиться без инопланетян, отсюда и родилась третья аксиома психоистории.

А поводом к написанию первых новелл «Основания» стала встреча Азимова с Кэмпбеллом, которая состоялась 1 августа 1941 года и которой сопутствовало событие еще более значительное. Сидя в вагоне метро, Азимов просматривал сборник комических опер и наткнулся на картинку, изображавшую стражника. В мозгу мелькнула мысль — а не описать ли Галактическую Империю?! Вскоре Айзек, проштудировав «Закат и падение Римской империи» Эдварда Гиббона, написал первый рассказ. А Кэмпбелл, узрев в идее Азимова золотую жилу, предложил написать целую серию рассказов о гибели Первой Галактической Империи, последующем периоде феодализма и рождении Второй Империи. И если первая новелла была принята читателями прохладно, то последующие, как и предвидел мудрый редактор, прошли на ура.

Чем же были так привлекательны первые части саги? Во-первых, отсутствием единого главного героя (кроме виртуальной личности Хэри Сэлдона), во-вторых — открытой концовкой каждого рассказа, когда создавалось впечатление, что читаешь вроде бы законченное произведение, по оно является лишь частью мудрого паззла, и окончательный рисунок станет ясен много позже. И в-третьих — самой концепцией психоистории.

Азимов, фанатично преданный науке, попытался применить пауку к глобальным социальным процессам. Пусть и па примере некоей Империи — как мы говорили выше, писатель родился при зачатии одной империи, а становление его как автора прошло при зарождении еще одной — американской, и поэтому устройство общества далекого будущего представлялось ему конечно же имперским. Хэри Сэлдон — гениальный ученый, создавший пауку психоисторию, получил возможность с большой точностью планировать развитие событий на многие века. Три основные аксиомы психоистории таковы:
1. Количество людей, вовлеченных в исторический процесс, должно быть достаточно велико, чтобы результаты статистических подсчетов были достоверными.
2. Люди должны пребывать в неведении относительно существования психоистории и, следовательно, ничего не должны знать о ее предсказаниях; и тогда знание будущего не извратит их поведения.
3. Люди — единственные разумные существа в Галактике.

Американским читателям, не набившим, как мы, оскомину, изучая постулаты победившего исторического материализма о роли личности в истории, также пришлись по вкусу рассуждения о незначительности этой самой роли в психоистории. Что, как говорилось выше, и предопределило успех у читающей публики.

Однако, скорее всего, сам Азимов уже не был удовлетворен своими, а точнее, сэлдоновскими построениями. Например, чем сам Сэлдон не личность, определившая ход имперской истории (что по его же собственным постулатам невозможно)? Искусственность чувствуется и в точности дат предсказанных Сэлдоном кризисов — ибо если даже отдельные личности не в состоянии повлиять на ход самого исторического процесса, то уж конкретные временные точки узловых событий находятся в зависимости от действий индивидуумов, тем более таких неординарных, как герои первых новелл. Поэтому, когда первые рассказы эпоса собрались в первый том, Азимов решил, сначала скорее подсознательно, в дальнейшем повествовании попробовать воздействовать на происходящее в психоисторически строгой Галактике при помощи особенно сильных личностей. Первой такой личностью стал генерал Бель Риоз. Генерал уже почти уничтожил Основание, но ему не хватило совсем немного времени. Теория Сэлдона вмешалась. Но все это смотрелось уже настолько надуманно, что нервы не выдержали даже у Кэмпбелла. В 1945 году он настоятельно попросил Азимова, чтобы тот наконец расстроил планы Сэлдона. Так появилась повесть «Мул», где на психоисторическую праведность покусилась уже не личность, а сверхличность — мутант по кличке Мул. Мул побеждает, но фигу в кармане и возможность продолжения Азимов сохраняет — увы, Мул не вечен, а для таких, как он, припасено напоследок Второе Основание. А окончательно погибнуть плану Сэлдона в «Муле» мешает конечно же случайность — догадливость девушки Бэйты. Но случайности психоистория по Сэлдону в расчет не берет… Эти две повести — «Генерал» и «Мул» — составили второй том трилогии, получившей в 1966 году премию «Хьюго» как лучшая фантастическая серия всех времен.

Безусловно, сегодняшний читатель первых книг саги должен сделать скидку на то, что писались эти книги в сороковых годах XX века, и представления Азимова о будущем научной мысли оказались весьма далеки от реального положения вещей. Азимов видел такое будущее в полном подчинении атомной энергии, в результате которого именно Основание, развивающее атомные технологии, могло успешно противостоять как варварам-сепаратистам, так и останкам Империи. Однако даже сейчас видно, насколько он не смог предусмотреть бурное развитие информационных технологий, когда монополизация открытий почти невозможна, как невозможна и та информационная недостаточность, на которой построены многие главы саги.

И скорее всего при нынешних тенденциях развития науки схемы Сэлдона работать не будут — ибо свобода информации разрушает империи лучше, чем космолеты, бластеры и индивидуальные защитные силовые поля.

Порой смешно читать сейчас про письма в капсулах и про атомный уничтожитель окурков. Так же странно выглядит цивилизация, для космических кораблей которой семь тысяч парсеков — небольшой крюк, но другой конец Галактики почти недостижим (напомню, что по современным данным диаметр нашей Галактики — около тридцати парсеков). Становится сложно рассматривать цикл про Основания с точки зрения фантастики научной, однако философско-политическая составляющая остается актуальной и по сей день.

Такой же основательной, как Основания, остается в истории литературы и фигура самого Азимова — автора почти 500 книг, создателя многих интересных миров.

В начале восьмидесятых, спустя тридцать лет после завершения базовой трилогии, писатель вернулся к мирам «Основания» в романах «Кризис Основания» (1982), «Основание и Земля» (1986) и «Прелюдия к Основанию» (1988). Впрочем, эти романы пересекаются также и с другими эпическими циклами автора. В предисловии к последнему роману Азимов сам предложил читателям схему, по которой можно рассматривать единую картину будущего «от сэра Айзека». Естественно, в этой схеме собраны далеко не все романы автора о будущем, а лишь не противоречащие друг другу и частично пересекающиеся. Вот этот список, составленный самим автором по внутренней хронологии происходящих событий:
1. «Совершенный робот»
2. «Стальные пещеры»
3. «Обнаженное Солнце»
4. «Роботы Утренней Зари»
5. «Роботы и Империя»
6. «Звезды как пыль»
7. «Космические течения»
8. «Камешек в небе»
9. «Прелюдия к Основанию»
10. «Основание»
11. «Основание и Империя»
12. «Второе Основание»
13. «Кризис Основания»
14. «Основание и Земля»

Может, когда-нибудь попробовать прочитать эти книги в таком порядке? И тогда паззл азимовского будущего наконец сложится в единую картину?

Послесловие к книге
Айзек Азимов, Основание и Империя//
Москва, Центрполиграф, 2004, стр. 312–318

by Дмитрий Байкалов

Библиография писателя на FantLab.ru



© 2003-2007 OutZone | Разработка сайта: SeaBreeze | 2004 г. |
Клаcсифaйды: