Главная Премия Hugo Премия Nebula Премия Locus Хронология В живых уж нет..

Nebula - 1965, Hugo - 1966
Скачать книгу N/A
Дюна, Герберт Фрэнк
Dune, Frank Herbert
    S Увы, писатель нас покинул...

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ИДЕИ

Технологии или явления, предложенные автором, которых не существовало
в реальной жизни на момент написания произведения:


Электронная Библия ® Сбылось
Пента-поле — пятипластовое генераторное поле для перекрытия дверных проёмов, непроницаемо без соответствующего диссамблера, настроенного на волны поля.
Станнер, оружие ® Сбылось
Плащ-накидка, способный отражать или поглощать
тепловое излучение в зависимости от того, какой стороной наружу носится
Микрослойная тканевая палатка, конденсирующая питьевую воду из испаряющейся и выдыхаемой влаги. Незаменима в пустыне
Глоуглоб — светильник, работающий без использования внешнего источника энергии
Кондиционирование врачей — система рефлексов, запрещающих любое посягательство на жизнь человека
Эффектом невроиндукции, вызывающий невероятной силы болевые ощущения, но ненаносящим никаких реальных повреждений
Искусство управления другими людьми при помощи особых интонаций человеческого голоса. Это не совсем гипноз, так как объект реально осознавал, что им управляют, но ничего не мог поделать.
Мир, в котором запрещено применение ядерного оружия против людей ® Сбылось
Мир без компьютеров — запрет после войны с ИИ
Внешний доступ к генетической памяти индивида и его прародителей с возможностью обмена полученной информацией с другим индивидом для усовершенствования генотипа
Правдовидение как способность человека
Создание людей из искусственно выращенных клеток погибшего человека, наследующих характер и память прототипа
Ветровые ловушки, собирающие в пустыне влагу из воздуха ® Сбылось
Ментаты — люди-компьютеры (не путать с киборгами)
Анализатор ольфакторных (ароматических) излучений, служащий для обнаружени ядовитых веществ.
Стилсьют — костюм для пустыни, снабженный фильтрующей системой, перерабатыващей отходы метаболизма тела, в результате чего очищенная влага была готова к повторному использованию. ® Сбылось
Паракомпас, учитывающий нестабильность магнитного поля планеты ® Сбылось
Шигавайр — металл, отличающийся высокой прочностью при растяжении
Дистранс — устройство, снимающее «отпечаток» ЦНС животного (на Дюне — это летучие мыши). Отпечаток служит декодером послания, что передается вместе с мышью. Для расшифровки нужен другой дистранс.
Суспензор — прибор, снижающий локальное гравитационное поле предмета почти до нуля, позволяя парить в воздухе.
Конус тишины — поле, ограничивающее силу голоса или другого вибратора путем искажения волнового колебания. Использовалась интерференция волн.
Масляные линзы. Сейчас такие линзы используют в микроскопах. Масло нейтрализует поверхностные напряжения в материале линз и изображение на выходе получается более четким. ® Сбылось
Трехмерный проектор ® Сбылось
РЕЦЕНЗИЯ

Повелитель Арракиса
(предисловие к роману Ф. Херберта «Дюна»)

Создатель «Дюны», американский фантаст Фрэнк Херберт, родился в 1920 году в городе Такоме (штат Вашингтон). После окончания университета штата Вашингтон в городе Сиэтле он работал журналистом, редактором местных газет, какое-то время преподавал в университете — и одновременно упорно писал научно-фантастические рассказы. Первая его публикация появилась достаточно поздно, когда автору уже исполнилось тридцать два года — в 1952 году был издан его рассказ «Что-то ищете?».

Писателя заметили после публикации в 1955 году романа о близком будущем «Дракон в море» (позже издавался под заголовком «Под давлением»). Достаточно привычный по форме и даже не особенно фантастический по содержанию, текст привлек внимание читателей тем, как тщательно автор старался разработать психологию героев. Однако истинный успех пришел к Херберту только в 1963 году, когда в декабрьском номере журнала «Аналог» начала публиковаться первая часть его большого романа о Галактической Империи — «Мир Дюны». После издания второй части книги, названной «Пророк Дюны», Херберт составил единый роман, в то время оказавшийся чуть ли не самым объемным из всех когда-либо написанных научно-фантастических произведений. По слухам, книга сначала была отвергнута то ли в двенадцати, то ли даже в шестнадцати издательствах, но когда все же появилась на свет, то была восторженно принята читателями. Настолько восторженно, что в 1966 году роман получил самую престижную премию по научной фантастике в США — «Хьюго».

И несмотря на то, что Херберт написал еще множество других замечательных НФ-романов, все-таки в истории фантастики он остался прежде всего автором книг о пустынной планете Арракис, прозванной Дюной.

«Дюна» — это в первую очередь «имперский НФ-роман», рассказ о судьбе Галактической Империи. И издатели, и читатели, и критики это прекрасно ощутили. (Не случайно даже в России первое издание книги Херберта вышло в особой серии «Империор».) В своем произведении писатель сочетал два мифологизированных образа, закрепившихся в американской НФ к 60-м годам XX века. Во-первых, это образ Галактической Империи, находящейся на грани упадка, декадентской, вырождающейся. Именно о такой «Империи накануне Долгой ночи» убедительно рассказал в трилогии об «Основании» Айзек Азимов, вдохновленный историей краха Римской империи. Однако миф о разрушающейся Империи Херберт удачно соединил с мифом о доблести простых людей. Тех, что живут если и не в гармонии с природой, то, по крайней мере, свободны от тлетворного влияния разлагающейся цивилизации. Херберт, как и многие другие американцы, переживавшие духовный кризис 60-х годов, испытывал подсознательную тягу к жизни, исполненной опасности и одновременно заставляющей переживать постоянный накал чувств. Многие американцы находили идеал подобной жизни в зарубежных революционных и национально-освободительных движениях. Херберт отыскал его в собственном воображении, создав жителей Дюны — Фрименов, то есть Свободных, и их культуру.

В «Дюне» читателей поразила скрупулезная разработка мира, в котором живет и действует главный герой — принц Пол Атридес, ставший вождем Свободных и прозванный Муад’Дибом. До этого подобные, совершенно разработанные миры, с собственной мифологией, географией, историей, разнообразием культур и традиций, создавали только мастера фэнтези, вроде Дж. Р. Р. Толкина. Херберт же в научно-фантастическом романе нарисовал историю, уходящую в глубь времен на тысячелетия. Причем историю не только одного Арракиса, но и целого ряда планет — Каладана, Салузы Секундуса, Икса, Гьеди-Прайм. (Характерно, что глубокий культурный подслой, свойственный книге Херберта, проявляется даже в мелочах. Например, планета, которой владеет род главных противников Пола Атридеса — Харконеннов, расположена в системе Офиучи-Б, на планете Гьеди-Прайм, а это название нередко соотносят с созвездием Гиад. Это созвездие описывал как «символ и сосредоточие зла» еще Х. Ф. Лавкрафт, классик американский литературы ужасов 20–30-х годов.)

Херберт не остановился в своей книге даже перед такой сложной темой в НФ как религии будущего. Он создал даже не одно религиозное вероучение, а целую группу — Защитную миссионерию ордена Бене Гессерит; официальную галактическую религию последователей «Оранжевой Католической Библии»; почитание Шаи-Хулуда — Великого Песчаного Червя Арракиса, характерное для Свободных…

Переусложненная картина галактического общества у Херберта контрастирует не только с простенькими картинами далекого будущего, которые рисовали американского фантасты в 30–40-х годах. Мир «Дюны» очень далек от образов звездных королевств из книг Э. Гамильтона, где безукоризненно добрые и мудрые владыки Средне-Галактической империи противостоят зловещему вождю Шорр Кану из созвездия Плеяд. Даже Транторианская Империя из романов Азимова проигрывает в социальной сложности хербертовской Галактике времени Шаддама IV и Пола Муад’Диба. (Собственно говоря, произведения, подобные «Дюне», широко станут создаваться в англо-американской фантастике только двадцать лет спустя. И лишь тогда критики им подберут соответствующее название — «космическая опера в стиле барокко».)

Множество векторов сил взаимодействует в этой Империи Человека «по Херберту»: Космическая Гильдия, монашеский орден Бене Гессерит, Ландсраад высших дворянских родов, имперский трансзвездный концерн, союз ментатов (людей-компьютеров). Эта и сама по себе сложная система еще более усложняется воздействием на общегалактическую культуру спайса — загадочного вещества, позволяющего космическим навигаторам управлять звездными кораблями и странствовать по Галактике. Спайс же существует только на одной планете Вселенной — на Арракисе.

Разрабатывая тему спайса и его применения, Херберт изящно встраивает научно-фантастическую загадку в приключенческую интригу романа. И это выгодно отличает его книгу от потока НФ-поделок боевикового типа. Для разработки темы «спайса», собирающегося только на Арракисе, Херберту пришлось написать даже специальный экологический очерк, вошедший в виде приложения в окончательный вариант «Дюны». Загадка спайса оказывается увязана с тайной целого мира. И эту тайну Херберт разрешает не только увлекательно для читателей, но также полно и научно убедительно.

Падение империи Шаддама IV, вызванное появлением Муад’Диба — мессии, контролирующего сверхъестественные силы, напоминает крах власти Основания, созданного Хэри Сэлдоном на планете Терминус в романе А. Азимова «Основание и Империя». Там таинственный Мул, также обладающий почти сверхчеловеческими способностями, создает огромную Империю, подобную той, что создаст и Пол Муад’Диб. Однако герой Херберта — герой все же иных времен, герой именно 60-х годов, с их интересом к «расширению сознания» и психоделической культуре. В итоге Пол Атридес достигает власти над пространством и временем, только пройдя через наркотическую инициацию Водой Жизни.

Одной из важнейших тем книги является тема пределов человеческого могущества. Херберт задается сложнейшим вопросом: «Может ли вообще человек выдержать власть над Галактикой, не надломившись духовно и не превратившись в зверя?» Темный антипод Пола Муад’Диба — барон Владимир Харконнен — не выдержал этого испытания изначально, еще в молодости. Император Шаддам IV долгие годы контролировал планеты, населенные людьми, играя на важнейших противоречиях и учитывая интересы главных политических сил в Галактике. Он потерпел поражение, только столкнувшись с) «фактором Муад’Диба», когда в сложнейшую схему галактической политики словно вторглись древние мифы и чудовища из забытых легенд. И даже для Пола Атридеса галактическая «шапка Мономаха» оказалась слишком тяжелой. Чтобы взять ответственность за судьбу всего человеческого рода, ему пришлось подвергнуться невероятной психической трансформации. (А Лито, сын Пола, почти полностью отказался от своей человеческой сущности, чтобы оградить человечество от самоуничтожения.)

Так в «Дюне» появляется самая важная тема, занимавшая Херберта, — тема новых путей существования человечества, самых невероятных, неслыханных проблем, с которыми придется столкнуться людям среди галактических просторов. И читателей ободряет уверенность Херберта в способностях человека решить эти проблемы, его вера в еще нереализованные силы человеческого рода.

Конечно, успех «Дюне» обеспечило не только литературное мастерство ее автора, но и само время. Эпоха освобождения африканских и азиатских стран от колониальной зависимости породила харизматических лидеров, пророков обновления древних народов, вроде Насера, Ганди, Кастро или Бумедьена. Читавшие роман Херберта в 1963 году невольно находили в нем аналогии с только что закончившейся Алжирской войной, разворачивавшейся среди похожих пустынных пейзажей. Поэтому книга читалась не только как «космическая опера», но и как актуальный политический роман.

Одновременно 60-е годы XX века стали временем новых духовных поисков, появлением нетрадиционных, доселе невиданных религий. Пол Муад’Диб, пророк с Арракиса, выглядел не только вождем, но и гуру, духовным лидером. Это тоже вызывало любопытство читателей, в эти годы весьма интересовавшимися «Трансцендентальной медитацией» Махариши Махеш Йоги или учением Джидду Кришнамурти. В последующих же томах сериала почитание Муад’Диба выплеснется за пределы Арракиса и вызовет настоящую «священную войну», сопровождавшуюся многомиллиардными жертвами.

Поэтому сейчас «Дюна» читается под несколько другим углом зрения, чем в момент публикации, сорок лет назад. Кровавый джихад, который разворачивают Свободные уже в первой книге сериала, невольно вызывает аналогии с сегодняшним днем. Поэтому в наше время даже такие, казалось бы, отрицательные герои, как Фейд-Рауса или император Шаддам IV, начинают вызывать понимание и почти симпатию. (Тем более, что Херберт сумел, благодаря своему литературному таланту, сделать их многогранными персонажами. Во всей книге есть только один абсолютный злодей, «с ног до головы вымазанный черной краской», — Владимир Харконнен.) Но и в современном мире, когда трагические события последнего времени искажают наше восприятие книги, все же невозможно отказать ее автору в талантливости и потрясающем воображении.

Мир «Дюны» не отпускал автора до самой смерти. (И не только благодаря огромной популярности сериала.) Херберта не Удерживала даже сентиментальная привязанность к любимым героям, иногда проявляющаяся и у самых искушенных писателей. Когда это стало необходимо для развития сюжета, то фантаст безжалостно «уничтожил» Муад’Диба в «Детях Дюны», а затем и второго по значению героя НФ-сериала — императора Лито Атридеса — в романе «Еретики Дюны». Скорее автору просто не хотелось уходить из целой Галактики, созданной и оживленной силой его воображения. Тем более, что ее история под пером Херберта становилась все загадочнее и запутаннее. События, разворачивающиеся в последней книге цикла — «Дом глав родов Дюны» (на русский язык переводилась и как «Капитул Дюны»), уже мало связаны с Полом Муад’Дибом и  временами его жестокой борьбой с Харконненами. Новые проблемы поднимаются перед человечеством в книге американского фантаста, новые угрозы надвигаются из глубин Галактики. Однако смерть в 1986 году сорвала дальнейшие творческие планы Фрэнка Херберта.

Только в 1997 году сериал о Дюне неожиданно получил свое продолжение. Сын писателя — Брайан Херберт, опираясь на предварительные разработки отца, вместе с известным американским фантастом Кевином Андерсоном, написал своего рода предысторию романа «Дюна», в настоящее время насчитывающую три тома: «Дюна: Дом Атридесов», «Дюна: Дом Харконненов» и «Дюна: Дом Коррино».

Пустыни Арракиса вновь ожили…

Глеб Елисеев к книге Ф. Херберта «Дюна», М. 2003, Центрполиграф, перевод А. И. Ганько.

by Глеб Елисеев

Библиография писателя на FantLab.ru




Sпециалисты - это писатели, которым перед написанием произведения пришлось хорошо проштудировать следующие науки и пласты культуры:

Авторское право: Робинсон Спайдер, Жизнь коротка, Hugo-1983
Астрофизику, психоаналитику: Пол Фредерик, Врата, Nebula-1977, Hugo-1978
Буддизм, индуизм: Зелязны Роджер, Князь света, Hugo-1968
Графологию: Уилхельм Кейт, Навеки твоя, Анна, Nebula-1987
Дельфинологию, хайку: Брин Дэвид, Поднимается звездный прилив, Nebula-1983, Hugo-1984
Квантовую механику: Уиллис Конни, В отеле Риальто, Nebula-1989
Лингвистику: Чан Тед, История твоей жизни, Nebula-1999
Мифологию: Гейман Нил, Американские боги, Nebula-2002, Hugo-2002
Нейрохирургию: Сойер Роберт, Смертельный эксперимент, Nebula-1995
Психологию, бонсаи: Старджон Теодор, Медленная скульптура, Nebula-1970, Hugo-1971
Религию: Морроу Джеймс, Библейские истории для взрослых. №17: Потоп, Nebula-1988
Социологию, религию: Хайнлайн Роберт, Чужак в чужой стране, Hugo-1962
Социологию, религию: Херберт Френк, Дюна, Nebula-1965, Hugo-1966
Теологию, психологию: Кард Орсон Скотт, Голос Тех, Кого Нет, Nebula - 1986, Hugo - 1987
Фотографию, кинологию: Уиллис Конни, Последняя из Виннебаго, Nebula-1988, Hugo-1989



© 2003-2007 OutZone | Разработка сайта: SeaBreeze | 2004 г. |
Клаcсифaйды: