Ищите где бы найти в подарок торт на заказ с оплатой банковской картой? Правильный ответ - интернет магазин TortLanika.Ru. Все по-честному: только натуральные продукты, никаких искусственных красителей и консервантов.

Понедельник, 22 Мая 2017

5 ситуаций, когда историю лучше рассказывать, чем показывать

В этой статье сделана попытка раскрыть некоторые тонкости писательского дела. Это не инструкция и не руководство, здесь нет однозначных выводов. Писатель сам волен выбирать путь, по которому будет развиваться его произведение. С другой стороны, читатель имеет шанс взглянуть на книгу не только как на готовый продукт, но и как на результат долгой и кропотливой работы писателя.

Существует простой принцип, известный любому опытному писателю: «Показывай, а не рассказывай». Но если следовать ему беспрекословно, он может разрушить любое произведение. В этой статье собраны пять примеров того, когда «рассказывать» все же лучше.

Как и большинство правил, выведенных эмпирическим путем, «Показывай, а не рассказывай» замечательно работает в большинстве случаев. Но часто оно применяется слишком уж бездумно, нанося больше вреда, нежели помогая. Нужно понимать не только букву, но и дух закона. Писатели имеют склонность поучать, а уж писатели в жанре научной фантастики, стесненные только лишь рамками собственного воображения — и подавно. Пытаться вбить в голову читателя какую-то информацию — не самая лучшая идея.

Конечно же, вы можете возразить и привести в качестве примеров целый ряд классических произведений, в которых писательская идея чуть ли не насильно прививается читателю — от «Моби Дика» до «Бесконечной шутки», и будете правы. Это только подтверждает тот факт, что в мире литературы нет абсолютных истин.

Но при обсуждении таких вопросов легко увязнуть в череде абстракций и аксиом. Поэтому заканчиваем с теорией и переходим к тем самым пяти ситуациям, когда писателю лучше рассказывать, чем показывать.

1) Все герои произведения знают что-то, чего не знает читатель
Один из наиболее отвратительных примеров рассказа — диалог в стиле «Как вы знаете, Боб…«, когда один персонаж рассказывает другому нечто такое, о чем оба прекрасно знают. Но это почти так же отвратительно, если бы автор использовал тщательно отточенные диалоги для рассказа о том, что нам самим и так известно.

Скажем, персонаж по имени Диана — мутант, который находится в чисто человеческом окружении. Можно передать этот факт при помощи самого персонажа, который вскользь об этом упоминает, но это будет всего лишь более изящная версия того самого диалога с Бобом. Можно сделать так, чтобы кто-то пошутил по этому поводу. Можно добавить еще одного персонажа, который не знает, что наша Диана является мутантом, и при первой же возможности скажет об этом ей или кому-то другому. Можно придумать устройство, вроде металлоискателя, которое не пропускает мутантов, и показать отношение самой Дианы к этому.

Или же можно не ходить вокруг да около, а устами рассказчика (если повествование ведется от первого лица) прямо заявить, что Диана — мутант: «Диана была мутантом, но до сих пор, единственной нечеловеческой способностью, которую она проявляла, была пассивная агрессивность.»

Уместность подачи информации «напрямую» зависит от того, насколько важен этот факт для развития повествования — чем меньше он влияет на сюжет, тем лучше просто взять и раскрыть его. Если история не о том, как Диана докатилась до такой жизни, что стала мутантом, лучше не тратить на это много времени. Что плавно нас подводит к…

2) Слишком много тайн
Как водится, в начале истории герои могут не знать некоторых важных фактов, которые должны раскрыться ближе к концу.

Часто, в научной фантастике или фэнтези присутствует элемент тайны. Например, главный герой должен понять новый феномен или справится с какой-то загадкой. Читатель вместе с персонажем выясняет новые обстоятельства и, если писатель сделал все верно, эти открытия будут в равной степени важны как для первого, так и для второго. Поэтому, прежде чем история начнет развиваться, важно выделить то, что будет выступать в качестве тайны.

Существует достаточно сюжетов, в начале которых возникает тайна вокруг главных действующих лиц: кто они такие, чем они заняты и почему они так обеспокоены разгадкой этой (или другой) тайны. Иногда бывает, автор начинает повествование и дает читателю возможность самому понять, что же все-таки происходит, прежде чем погрузиться в глубины сюжета. Но иногда, это всего лишь одно из звеньев длинной цепочки загадок.

Предположим, наша Диана состоит в команде мутантов и эльфов, которые, в свою очередь, являются частью альянса, ведущего войну против киборгов (все обычные люди умерли или что-то в этом роде). Они путешествуют в далеком космосе в поисках корабля, на борту которого должна находиться технология, способная помочь им понять устройство нового оружия киборгов. Но вместо корабля они находят гигантскую голову Дороти Паркер, изготовленную из титана. Что это значит? Мнения эльфов и мутантов по этому поводу резко разделились, и разногласия среди членов экипажа становятся все более острыми.

Итак, мы имеем тайну титановой головы Дороти Паркер и утерянный корабль, который изначально искали наши герои. Нужно ли подчеркивать тот факт, что экипаж состоит из мутантов и эльфов, что они воюют против киборгов и т.д. и т.д.? Иногда истории, у которых явный перебор с таинственностью, могут требовать от читателя слишком много усилий для понимания, не награждая его достаточно интересными ответами.
Сравните два отрывка:

Гигантская голова плыла в пространстве, ее взгляд был спокойным, словно выражающим уверенность в том, что ни один мужчина не пройдет мимо, не взглянув на ее. «Это должна быть ловушка киборгов», сказала лейтенант Диана Минц пассивно-агрессивным тоном. «Они должны быть в курсе, что мы направляемся сюда».
«Типичное мышление мутанта», сказал лейтенант Айлерт (эльф) из тактической станции. «Эльфам лучше знать».

и

Гигантская голова плыла в пространстве. «Может ли эта сигарета у нее во рту быть каким-то видом оружия?», поинтересовалась лейтенант Диана Минц. «Сканирование не выявило никаких источников энергии, но кто знает». Тупая металлическая физиономия, казалось, дразнит их взглядом своих пустых глазниц. «Она могла пробыть здесь целую вечность, в ожидании, что кто-нибудь даст ей прикурить».

«Это только пассивное сканирование», сказал лейтенант Айлерт из тактической станции. «Она может быть опасной». Недели, наполненные стычками с отрядами киборгов, вконец расшатали нервы у экипажа.

Не совсем удачные примеры, но суть такова: если перед читателем возникает слишком много деталей, нужно как можно быстрее обратить его внимание на загадки, которые действительно важны.

3) Слишком много абсурдных предысторий
Не отходя от темы эльфов и мутантов, сражающихся против киборгов — что, если в этой вселенной эльфы были созданы с помощью генной инженерии мятежными учеными, которые осознали близкий конец человеческой расы (или что-то в этом роде)? И главным предназначением эльфов была борьба с мутантами за спасение человечества; но, вместо этого, эльфы объединились с мутантами. Слишком длинная предыстория, а ведь она еще не содержит никакой информации о киборгах.

Таким образом, предысторию можно раздробить на множество кусочков, вставляя их то тут, то там. Но тогда читатель может запутаться в хронологии происходящего. Например, кто появился первым — мутанты или эльфы? Куда подевались ученые, создавшие эльфов и киборгов? Или киборги пришли извне? И кем, черт побери, была эта Дороти Паркер?!

Сюжеты, содержащие мириады небольших предысторий, напоминающих византийскую летопись, могут вызвать у читателя ощущение, что он, вместо чтения книги, разгадывает шарады. Суть уходит на второй план, а во главе угла ставится коллекционирование артефактов, разбросанных повсюду.
Поэтому иногда полезно вставить главу, в которой все изложенное ранее будет систематизировано, чтобы растерянный читатель смог сориентироваться в происходящем. Иногда простое изложение фактов воспринимается лучше, чем игра в кошки-мышки. Особенно, если это сделано в развлекательной манере. Что подводит нас к…

4) Как сделать изложение более интересным
Иногда демонстрация может быть чрезвычайно интересной. Вместо того, чтобы объяснять все сложности союза между эльфами и мутантами, можно просто показать, как лейтенант Айлерт ударом ноги выбивает несколько зубов лейтенанту Диане Минц. Вместо рассказов о том, насколько совершенными технологиями обладают киборги, которые, к тому же, прячутся на корабле союзников, можно показать Диану, расчесывающую голову и внезапно обнаруживающую миниатюрную флотилию у себя в волосах. Вот так сюрприз.

Но иногда рассказ может быть куда более занимательным. Ярчайшим мастером в этом деле является Дуглас Адамс, но есть также множество других писателей, способных разворачивать историю в живой и веселой манере, плетя стройную паутину сюжетных линий.

Плюс к этому, показать можно что-то одно — один образ, одну идею. А вот хорошо продуманная глава может содержать в себе тонные информации. Например, Диана не просто нашла у себя в волосах флотилию киборгов, она еще очень комплексует по поводу своей внешности и использует специальный шампунь, чтобы сделать волосы более блестящими, но химический состав шампуня делает волосы слишком яркими для чувствительных эльфийских глаз. Не говоря уже о том, что у Дианы есть страсть к миниатюрным вещам и ее возбуждает все маленькое. И жужжание крошечных двигателей кораблей флотилии напоминает ей о маме-мутанте, которая делала ей в детстве вкусные макароны. Но у нас нет времени, ведь кораблю угрожают микроскопическая флотилия!

Суть в том, что слова могут так же наглядно описывать окружающий мир, как и визуальное представление. Это может быть весело и занимательно в той же степени, как скучно и утомительно.

5) Эмоциональная составляющая
Если быть честным, это единственный жизненно важный пункт. Предыдущих четыре являются вопросом личного выбора писателя, и там нет четкой границы между «правильным» и «неправильным». Но писатель обязан сделать все возможное для того, чтобы наполнить свою историю эмоциями. И лучший способ заставить читателя переживать — столкнуть его с образом, с моментом, который что-то иллюстрирует.

Но часто бывает так, что разгадывание многочисленных загадок, которыми усеяно произведение, отвлекает читателя и не дает ему в полной мере прочувствовать эмоциональный окрас происходящего. Если читатель потерял нить сюжета или не уловил основные его моменты, эмоциональная составляющая произведения может сильно пострадать.

Скажем, мы узнали, что голова Дороти Паркер — это на самом деле замаскированный пропавший корабль, который искал наш экипаж. Но киборги собрались его взорвать, а заодно и наших героев. И храбрая Диана, терзаемая глубоко личными переживаниями, всех спасает. Это и есть тот момент, когда стоит заложить фундамент для развязки.

Допустим, мы пытаемся проделать одновременно две вещи: раскрыть тот факт, что пропавший корабль — это гигантская голова с сигаретой, и сделать при этом решительный эмоциональный посыл. Если попытаться все это изобразить, то получится что-то вроде этого:

Диана прикоснулась к своим волосам. Приятное ощущение напомнило ей о матери. Диана почувствовала, что глаза ее наполнились слезами.
«Мне жаль, что из-за моего шампуня у эльфов болят глаза», сказала Диана. «Я думаю, что необходимо иметь ясный взгляд, иначе мы можем упустить что-то важное». Она вытерла глаза от слез. «Посмотрите на те выступы. Почти как… маскировочное поле корабля.»

«Он все это время был здесь!», воскликнул Айлерт. «Эльфийский бог! Диана, твои волосы прекрасны!»

При желании можно раскрыть тему волос Дианы чуть шире и более элегантно описать ее отношения с эльфами. И, наверное, раскрытие личных переживаний Дианы вкупе с прорывом в общей сюжетной линии будет более реалистичным, если подойти к этому чуть глубже. Часто люди сами для себя ставят табу на эмоциональные, психологические и интроспективные элементы, без которых сложно вникнуть в суть персонажей. И это глупо . Рассказ об эмоциональных переживаниях героя не обязательно должен являться сюжетным элементом или частью предыстории. Иногда люди не различают эти вещи.

Суть в том, что и показывать, и рассказывать можно одинаково плохо. Писатель должен сам решить, какой путь принесет его истории максимальную выгоду. И иногда нужно перестать ходить вокруг да около, а просто одним махом сорвать все покровы, чтобы читатель мог со спокойной душой наслаждаться историей Дианы и гигантской головы Дороти Паркер. В космосе.

Комментарии Facebook:

1 комментарий

  1. Вы рассказываете ваши истории одну за другой, прежде чем вернуться к центральному сюжету. Лепестки могут переплетаться, когда одна история переплетается с другой, но каждая из них сама по себе должна быть полным повествованием. Это дает вам возможность сплести богатую палитру доказательств вокруг вашей главной идеи.

    Ответить

Оставьте комментарий

*


© 2003 — 2017 OutZone

Создано в студии webdesire