купить муку оптом

Понедельник, 20 Ноября 2017

Как компания Лукаса изменила кинематограф – глава вторая

Если вы не читали начала статьи, настоятельно рекомендуем начать чтение с первой главы.

Недавно мы опубликовали первую главу, в которой рассказали о начале деятельности студии ILM, о первых ее шагах в области компьютерной графики. Во второй главе мы расскажем о том, как Industrial Light & Magic выбилась в лидеры среди производителей спецэффектов для кино, о ее участии в мега-проектах с самым высоким бюджетом, давно ставших классикой кинематографа. Итак, на дворе стоял 1988 год…

В 1988 году Робертом Зимекисом и Стивеном Спилбергом (со Спилбергом у Лукаса давняя дружба) перед ILM была поставлена нетривиальная и довольно интересная задача – объединить кино и мультипликационных героев. При этом нужно было добиться не просто наложения рисованных персонажей на видеоряд, а полного их взаимодействия с реальным миром, то есть физическим окружением.

Перед началом работы над фильмом «Кто подставил Кролика Роджера» студия Лукаса создала для Диснея и Стивена Спилберга небольшой тестовый ролик, в котором Роджер, спускающийся по лестнице, задевал головой лампу и пинал настоящий мусорный бак, в этом же ролике рисованный Роджер заговаривал с настоящим человеком. Просмотрев черновой набросок, руководство Диснея ни секунды не раздумывая дало старт съемкам кино – до того момента никто о таком оригинальном совмещении и мечтать не мог.

Для «Кролика Роджера» департамент оптики ILM разработал ряд технологий совмещения и наложения, а департамент видеокамер разработал новую систему VistaVision, по мнению экспертов, ставшую первым значительным шагом в этом направлении с 1950-х годов.

Оцените объем проделанной работы: над анимацией в фильме трудилась команда из 300 мультипликаторов, расположенная в Англии и вторая команда из 75 мультипликаторов, расположенная в Лос-Анджелесе. Общее количество отрисованных вручную кадров в фильме составило 82 000.

1989 год для студии ILM выдался насыщенным и напряженным. Первой картиной, над которой работали специалисты Industrial Light & Magic, стала очередная серия Спилберга об Индиане Джонсе. Для данного фильма ILM была разработана специальная технология цифровой композиции кадров. Разработанная техника позволила успешно решить вставшую перед режиссером проблему «состаривания» актера на глазах зрителя. Помимо этого специалистами ILM была выполнена масштабная работа по декорированию павильонов и изготовлению фонов (Matte Painting).

Вторым фильмом стало продолжение «Охотников за приведениями» — GhostBusters II. Молнии, искры, призраки, статуя свободы в центре нью-йорка, весь этот Light & Magic – кропотливый труд ILM.

Очередным шедевром ILM в 1989 году стал полностью компьютерный персонаж в фильме «Бездна» (Abbys) Джеймса Кэмерона. Одним из самых напряженных и интересных моментов в фильме является контакт героини Мэри Элизабет Мастрантонио с пришельцем. Да каким пришельцем! Прозрачным водяным червем с человеческой головой. Работа ILM над «червем» началась со сканирования раскадровок и обработки их в еще не выпущенной тогда программе PhotoShop, разработанной в артели ILM Джоном и Томасом Кноллами.

Следующим делом студия произвела трехмерное сканирование макета червя 3D-сканером от Cyberware. Анимирована модель была при помощи специализированного программного обеспечения (Alias PowerAnimator), также в процессе работы над персонажем с нуля был разработан дополнительный софт, попавший в копилку технологий ILM (и использованный затем в том же «Терминаторе 2»). Интересно и то, что «лицо» инопланетного водяного «червя» по задумке должно было имитировать мимику контактировавшего с ним человека. Специалисты по компьютерной графике совместно с Джеймсом Кэмероном с успехом решили задачу. Пришелец от ILM стал первым в мире компьютерным персонажем, способным выражать эмоции.

Еще одним компьютерным персонажем, теперь уже «играющим» в фильме главную отрицательную роль, стал T-1000. Да, тот самый терминатор из жидкого металла также был создан студией ILM. В работу над T-1000 специалисты вложили невероятные усилия. Была применена масса инструментов – комплексный софт для моделирования, сложные визуализаторы, композиционное программное обеспечение и всяческие технические ухищрения вроде стерео-камер. В процессе съемок второго «терминатора» штат отдела ILM, отвечающего за компьютерную графику, вырос с шести до тридцати шести человек.

Компьютерная модель превращается в Роберта Патрика (кликните для увеличения)

Первый сложный момент, в котором герой Роберта Патрика, T-1000, выходит из огня в металлическом облике и плавно превращается в живого актера, был снят как бы «слоями». Сначала снимался фон с горящими обломками грузовика, затем снимался отдельно Роберт Патрик на синем фоне, затем под Роберта Патрика моделировали и визуализировали жидкого робота. Все эти слои накладывались друг на друга, создавая общую картину.

Интересен тот факт, что идущий на синем фоне Патрик снимался двумя камерами одновременно (то есть в стерео, как его модно называть сегодня – «3D») – сделано это было для того, чтобы облегчить моделирование и позиционирование «железного» дубля в процессе изготовления компьютерной копии. Сложность сцены состояла в том, что «металлический» слой должен был наложиться на живого актера очень точно, вся анимация была сделана вручную. Аниматоры затратили очень много времени на изучение походки живого актера и его движений.

Не забыли и об аутентичных отражениях в «железной» модели. По ходу склейки всех слоев поверх живого актера и его неорганического дубля также добавили искажения от горячего воздуха, дым и даже шум, имитирующий зерно пленки.

Второй момент, заставивший попотеть мастеров спецэффектов ILM – это проникновение терминатора из жидкого металла в вертолет, где не до конца трансформировавшись в человека, он говорит пилоту «пошел вон». Задачей специалистов по компьютерной графике стала анимация «железного рта» модели актера, артикулирующего вышеозначенную фразу. Роберту Патрику приходилось часами сидеть перед 3D-сканером и по несколько раз произносить «пошел вон», застывая на той или иной букве. Для рендеринга всех CG-сцен было использовано тридцать суперкомпьютеров Silicon Graphics.

Незабываемы также сцены в психбольнице. Патрик «просачивается» сквозь решетку; Т1000 маскируется под пол, превращаясь затем в двойника охранника; сцена в лифте, где жидкий робот гонится за Джоном, Сарой и Т-800.

Конечно, во втором «Терминаторе» было намного больше эффектов, чем позволяет описать формат статьи — как говорил Козьма Прутков, «необъятного не объять». А грандиозный фильм Кэмерона – это одна большая отдельная тема, которую и в отдельном обзоре «объять» сложно.

Очередным достижением (и одним из самых запомнившихся зрителю) студии стала работа над картиной «Парк юрского периода» (“Jurassic Park”). До этого роли всех несуществующих живых существ (в том числе и Чужих) исполняли механические куклы и аниматроника. И изначально «Парк юрского периода» собирались снимать исключительно с применением кукол. Спилберг пригласил лучших специалистов-куклоделов, в том числе и человека-легенду Стена Уинстона и дал им задание разработать модели динозавров.

В процессе работы над фильмом один из специалистов ILM, Эрик Армстронг (Eric Armstrong) решил поэксперементировать со скелетной анимацией, нарисовал скелет динозавра и заставил его двигаться. Он несколько раз клонировал идущего динозавра и целая стая костяных моделей начала двигаться в одном направлении – коллегам Эрика понравилась его работа, было принято решение показать наработки Спилбергу. Режиссер с радостью одобрил идею и попросил ILM реализовать изначально вырезанную (за невозможностью ее создания) сцену с бегущими галлимимусами. Специалисты Industrial Light & Magic натянули на компьютерный скелет кожу, раскрасили ее и вставили затем бегущих динозавров в план, где герой Сема Нила и внуки владельца парка убегали от Т-Рекса.

Со временем Спилберг отдавал ILM все больше и больше работы – Т-Рекс с электрокаром полностью выполненные в CG, сцена с Т-Рексом, разваливающим туалет и хватающим каскадера за голову, финальная сцена схватки Т-Рекса с велоцирапторами – режиссер убедился, что современные компьютерные эффекты в разы круче всяких кукол, «стоп-кадров», «съемок в движении» и аниматроники.

На «Парке Юрского Периода» мы, пожалуй, закончим вторую главу и перейдем к главе третьей и заключительной, где расскажем о шедеврах современного кинематографа с многомиллионными бюджетами (не секрет, что бюджет дает возможность развернуться в плане спецэффектов), знакомых даже юному любителю кино.

Конечно, во втором «Терминаторе» было намного больше эффектов, чем описано в данном обзоре, но, как говорил Козьма Прутков, «необъятного не объять». А грандиозный фильм Кэмерона – это одна большая отдельная тема, которую и в отдельной статье «объять» сложно.

Очередным достижением (и одним из самых запомнившихся зрителю) студии стала работа над картиной «Парк юрского периода» (“Jurassic Park”). До этого роли всех несуществующих живых существ (в том числе и Чужих) исполняли механические куклы и аниматроника. И изначально «Парк юрского периода» собирались снимать исключительно с применением кукол. Спилберг пригласил лучших специалистов-куклоделов, в том числе и человека-легенду Стена Уинстона и дал им задание разработать модели динозавров.

В процессе работы над фильмом один из специалистов ILM, Эрик Армстронг (Eric Armstrong) решил поэксперементировать со скелетной анимацией, нарисовал скелет динозавра и заставил его двигаться. Он несколько раз клонировал идущего динозавра и целая стая костяных моделей начала двигаться в одном направлении – коллегам Эрика понравилась его работа и они решили показать наработки Спилбергу. Режиссер с радостью одобрил идею и попросил ILM закончить изначально вырезанную (за невозможностью ее создания) сцену с бегущими галлимимусами. Специалисты Industrial Light & Magic натянули на компьютерный скелет кожу, раскрасили ее и вставили затем бегущих динозавров в план, где герой Сема Нила и его племянники убегали от Т-Рекса.

Со временем Спилберг отдавал ILM все больше и больше работы – Т-Рекс с электрокаром полностью выполненные в CG, сцена с Т-Рексом, разваливающим туалет и хватающим каскадера за голову, финальная сцена схватки Т-Рекса с велоцирапторами – режиссер убедился, что современные компьютерные эффекты в разы круче всяких кукол, «стоп-кадров», «съемок в движении» и аниматроники.

На «Парке Юрского Периода» мы, пожалуй, закончим вторую главу и перейдем к главе третьей, где расскажем о шедеврах кинематографа с многомиллионными бюджетами (не секрет, что бюджет дает возможность развернуться в плане спецэффектов), знакомых даже юному любителю кино.

Оставьте комментарий

*


© 2003 — 2017 OutZone

Создано в студии webdesire