Понедельник, 20 Ноября 2017

Рецензия. Харлан Эллисон «С Виргилием Оддумом на Восточном поле».

С Виргилием Оддумом на Восточном поле, Харлан Эллисон
(With Virgil Oddum at the East Pole, Harlan Ellison)
Locus-1986, лучший рассказ
by ceh

Харлан Эллисон — одна из самых неординарных личностей в американской литературе (заметьте, специально не пишу — в фантастике). К нему можно относиться по разному, но не признать, что это человек не боящийся экспериментировать и искать новые формы, нельзя. При всем при этом, Эллисон достаточно редко обращается к классической Научной Фантастике. Этот рассказ — одно из мало его обращений к данной теме. В 1985 году Эллисон придумал и издал любопытную антологию, под названием «Medea: Harlan’s World», где Медея — это название планеты, на примере которой он и другие писатели учили остальных, как придумывать фантастические миры.

Итак, Медея, 119 год колонизации. Надо сказать, Медея — очень негостеприимный мир. Собственно, это спутник огромного газового гиганта Арго, вращающегося вокруг двойной звезды. Условия жизни здесь достаточно экстремальные: очень холодно, ураганы, странные климатические изменения, и не менее странные аборигены. Наш главный герой, Уильям Пог, прибыл на так называемый Медитативный остров, затерянный глубоко в полярный областях планеты. Прибыл — чтобы несколько лет побыть самому, поразмышлять и очистить душу и разум. Но однажды, его одиночество нарушил странный незнакомец, Вергилий Оддум, еле живой появившийся, а точнее сказать — приползший, из полярной пустыни. Был он в крайней степени истощения, но едва отдышавшись и придя в себя, он снова и снова, без слов, ничего не говоря, будет уходить обратно во льды. Зачем? И Уильям Пог решает это узнать, пойдя по следам Вергилия. Оказывается, Вергилий, глубоко в снежной пустыне, на огромной ледяной скале, лазерным устройством вырезал монументальную, неописуемой красоты картину. Когда-то, на этом же самом месте, он завинил смерть нескольких тысяч человек, и теперь, этот барельеф, это произведение искусства, станет неким актом самоискупления и очищения. Видный на много километров, этот гигантский ледяной барельеф, станет со временем одним из самых больших достопримечательностей всей галактики… А Вергилий Оддум? А Вергилий Оддум умрет от истощения, так немного и не успев докончить свое монументальное произведение…

Оставьте комментарий

*


© 2003 — 2017 OutZone

Создано в студии webdesire