Воскресенье, 19 Ноября 2017

Рецензия Нил Стивенсон Криптономикон

Cryptonomicon

Криптономикон, Нил Стивенсон
( Cryptonomicon, Neal Stephenson)
Locus — 2000, лучший НФ-роман
by Александр Малиновский

«Криптономикон» (1999) стал новым этапом в творчестве американского писателя Нила Стивенсона. Нил Стивенсон оставил значительный след в научной фантастике романами «Лавина» (1992) и «Алмазный век» (1995). В «Криптономиконе» же Стивенсон отошел от чистой научной фантастики и обратился к истории. Автор не только рассказывает о современном нам мире, описывая его таким, каким он мог бы быть, при этом отличия от известного нам мира минимальны, но и представляет свою версию Второй мировой войны. За «Криптономиконом» последовал magnum opus Стивенсона — еще не изданная на русском языке «Барочная трилогия», состоящая из романов «Quicksilver» (2003), «The Confusion» (2004), «The System of the World» (2004), в которой действие происходит в XVIII веке. При этом трилогия в некотором отношении является приквелом «Криптономикона».

В «Криптономиконе» тесно переплетены между собой два временных пласта — современность, хотя сам роман Стивенсон начал писать еще в 1997 году и многие упомянутые в романе события, например, азиатский финансовый кризис теперь глубокая история, и Вторая мировая война. Действующих лиц в романе очень много, поэтому рассказать обо всех из них довольно проблематично, но без некоторых из них роман стал бы совсем другим произведением. Лоуренс Притчард Уотерхаус, математический гений и музыкант, взламывает во время Второй мировой войны японские и немецкие шифры. Морской пехотинец Бобби Шафто проходит всю войну и геройски гибнет при освобождении Манилы. Японский солдат и инженер Гото Денго выживает в аду Новой Гвинеи, строит секретное хранилище для японского золота на Филиппинах и становится, в конце концов, протеже самого Дугласа Макартура, американского генерала, освободителя Филиппин и главы оккупационной администрации в Японии в 1945-1951 годах. И, наконец, внук Лоуренса Уотерхауса Рэнди, компьютерный специалист, занимающийся строительством наряду со своими коллегами Крипты, информационного рая, где свою информацию и данные смогут разместить все желающие.

Сюжетная линия, посвященная строительству Крипты, оставила меня довольно равнодушным. В 1999 году, когда вышел этот роман, эти темы — электронные деньги, хранилища информации, к которым все будут иметь доступ и, вместе с тем, с которых можно иметь хорошие деньги, были еще новинкой. Теперь все это обыденность. Интернет продолжает развиваться в новых направлениях, о которых мы еще и не догадываемся. С другой стороны благодаря Стивенсону перед нами проходит целая череда компьютерных нердов, мы узнаем мир компьютерщиков изнутри.

Тайная же история Второй мировой, представленная через противостояние шифровальщиков противоборствующих сторон, стала настоящей удачей Стивенсона. Стивенсон берет широко известные факты, такие как то, что союзникам был известен немецкий шифровальный код «Энигма», и дополняет их своим содержанием. Так мы узнаем о деятельности секретного подразделения 2702, целью которого было скрыть от фашистов, что союзники знают их шифры. При этом по Стивенсону получается, что именно взлом систем шифрования определил победителя в войне. Не менее захватывающи освобождение Филиппин, или история японского солдата Гото Денго. Стивенсон показывает известные события, такие как гибель цеппелина «Гинденбург» или нападение на Перл-Харбор с такого необычного ракурса, что сначала даже не догадываешься, о чем идет речь.

Язык романа намеренно усложнен, описания автора многословны и несколько вычурны:

«Сеть вентиляционных шахт, огромная, как туннель под Ла?Маншем, и разветвленная, как всемирный Интернет, пронизывает толстые стены и потолки гостиницы. По приглушенному гулу можно догадаться, что где?то в ее недрах садятся реактивные самолеты, влачат цепи несчастные узники, извиваются клубки змей, кузнецы Железного Века молотят по наковальням. Рэнди знает, что система незамкнутая и сообщается с земной атмосферой, потому что внутрь сочатся уличные запахи.»

С другой стороны в нем присутствует и здоровая доля юмора и иронии:

«Он вносит ее в дом, где гвалт стоит всегда, а не только накануне военного вторжения со стороны Японской империи. Тем не менее, когда Глория появляется на руках у морского пехотинца США в первый час после объявления войны, все ведут себя так, будто среди комнаты материализовался Христос с девой Марией через плечо. Повсюду пожилые женщины простираются ниц, словно пустили горчичный газ. Однако они просто возносят хвалу Господу! Глория ловко спрыгивает на высокие каблуки — слезы исследуют безупречную геометрию ее щек — и целует всех членов рода. Три часа ночи, но все дети на ногах. Шафто видит взвод мальчишек лет примерно от трех до десяти. Все они потрясают деревянными мечами и ружьями. Все таращатся на Шафто в умопомрачительной форме, и все как громом поражены; он мог бы забросить по баскетбольному мячу в рот каждому.»

Все это создает неповторимую атмосферу романа. Роман также загружен под завязку различными техническими и математическими описаниями, а по количеству диаграмм и схем, пожалуй, лидирует среди других произведений художественной литературы. Все это я оценить не смог, так как не технарь, но Владимир Баканов в своем послесловии к роману отмечает, что в романе есть целый ряд технических неточностей, хотя для меня техническая точность не главное.

Роман после своего выхода получил множество хвалебных и восторженных отзывов. Выдающийся этот роман? На мой вкус, нет. Значительный? Да, несомненно. С такой стороны Вторую мировую войну я еще не видел.

1 комментарий

  1. varnie says:

    рецензия меня заинтриговала, но вот не знаю, удастся ли мне пробраться сквозь все эти переплетения исторических событий, будем надеяться!

    Ответить

Оставьте комментарий

*


© 2003 — 2017 OutZone

Создано в студии webdesire